ПОДРОБНЕЕ О ПОЖЕРТВОВАНИИ

Уважаемые друзья, поддерживая работу сайта даже минимальными пожертвованиями и перечислениями незначительных для Вас сумм, Вы даете мне возможность с большей легкостью размышлять над тайнами и явью жизни чтобы затем описать любовь и горе, мечты и безысходность в своих произведениях, не отвлекаясь на банальность требований жизненных устоев. Тех, кому нравится мое творчество, прошу проявить благодушие и перечислить на мой счет посильные денежные средства. Заранее благодарен. Надеюсь, что почитатели моего творчества откликнутся и не дадут загасить разгорающийся костер знаний и творчества.

С благодарностью и любовью, Фадеев (Филин) Геннадий Михайлович.


среда, 22 ноября 2017 г.

Цыганская сказка

Цыганская сказка (или как цыгану пришлось с нечистой силой воевать)

В далёкие-предалёкие времена, когда боги уже создали человека и спокойно наблюдали, как на небосводе всё больше и больше зажигается звёзд, а каждая вновь вспыхнувшая звезда означала появление на свет нового маленького человечка, Богов радовало, что звёзд срывается и падает гораздо меньше, чем зажигается, ведь упавшая звезда означала уход человека из мира, который они создали для него. И хоть звёзды иногда и падали, но загоралось их намного больше, и небосвод мерцал, как искры от костра, когда в него подбрасывают поленья. 

Итак – это только присказка, а сказка впереди…

Земля вращалась, сменяя день и ночь, лазурный небосвод то освещался солнечным божественным ликом Солнца, то становился тёмным, с россыпью ярких мигающих звёзд под неусыпным взором красавицы-Луны. 

В это время в открытой степи по избитой колесницами дороге двигалась цыганская кибитка. На козлах сидел чароро-Ром и напевал про себя, чуть слышно, заунывную, засевшую в голове песню…. Звали его Ману. 

Был он беден, а вся ценность его жизни была в двух запряжённых лошадях да в кибитке, в которой под навесом из старых, сшитых лоскутов ткани, находилась его семья – главное достояние его жизни: жена Зора да трое ребятишек. 

Ехал так цыган, ехал, пока впереди не показался лес. Лес был почему-то не зелёный, а тёмный, даже чёрный. Сразу Ману почувствовал неладное. Уж больно сильный от этого леса исходил страх, и сердце, неизвестно почему, стало щемить. Но делать нечего, день клонился к закату, и нужно было искать стоянку, чтобы заночевать. Ребятишки его, да румны Зора, давно выскочили из кибитки и бегали вокруг повозки, веселясь и играя. 

Лес, это не степь, и в лесу всегда можно найти то, чем можно накормить семью. Ром остановился недалеко от дороги, на ближайшей опушке леса, и сказал жене и детям, чтобы собирали сухие дрова и хворост для костра, а заодно поискали что-нибудь, что могло бы украсить их сегодняшний ужин.

Сам он тем временем взял котелок и пошёл поглубже в лес найти и набрать воды. Время летело быстро, и уже начало заметно темнеть. Наконец Ману услышал журчание ручейка и пошёл по направлению к нему. Но то, что он увидел, могло не на шутку испугать любого храбреца.

Около ручья, на пеньках, уже густо поросших от времени мхом, сидели и разговаривали Вэшитко – леший, да чёрт – Бэнг рогэнца, будь он неладен. Деваться цыгану некуда, только лишь поздороваться с жителями лесными, да зная их нрав и хитрую, злую, натуру, попросить разрешения набрать воды и с миром удалиться. Да не тут-то было. Чёрт быстро обежал вокруг Ману, и снова сев на пенёк, сказал:

– Ну вот цыган, сейчас ты уже за это заколдованное кольцо не выйдешь, – при этом он то ли засмеялся, то ли захрюкал, словно лесная свинья.

А Вэшитко, помолчав, угрюмо добавил:

– Пока выкуп не заплатишь, из леса не выйдешь. Жену и детей твоих мы загубим, а коней и повозку твою в болоте утопим.

– Да что ж вы, злыдни лесные! У меня же нет ничего, чем бы я мог откупиться. Отпустите ради Бога, что я могу для вас сделать, даже не знаю! – произнёс цыган.

– Знаем-знаем, что ты беден и что у тебя нет ничего. Да нам и не нужно ничего человеческого. Найдёшь и принесёшь нам – сказал Вэшитко – Чириклию-бахтали, так называемую Птицу Счастья. А уж мы тогда своего счастья не упустим и освободим леса от тварей Божьих, от света, проникающего в полдень, да от искры доброты, что иногда вспыхивает в чёрных душах нашего тёмного мира. И установим своё царство, царство нечисти и зла. Вот только тогда мы тебя и отпустим, хоть на все четыре стороны.

Пригорюнился цыган. Не видит никакого выхода из положения. Сел, задумался. Долго просидел так Ром Ману, пока не пришла ему в голову одна задумка. Вспомнил он, что жена у него хоть и молодая да ранняя, но умница, каких ещё поискать, и что вместе они обязательно смогут найти решение и обманут нечистую силу. Вот он и говорит злыдням лесным:

– Хорошо! Достану я вам Чириклию-бахтали, но с условием, а если не согласны, то сразу можете порешить нас и погубить наши невинные души. 

Вэшитко и Бэнг, что-то пообсуждали, видимо уж очень нужна была им эта волшебная птица, и закивали своими уродливыми головами.

- Итак, поскольку я не знаю и не ведаю ничего про эту птицу, вы мне выкладываете всё, что вам известно о Чириклию-бахтали. Как она выглядит и где её искать. А перед тем, как отправиться на поиски неведомой птицы, вы дадите мне возможность увидеться с женой и детьми, и пока меня не будет, будете их кормить и поить и зла с ними никакого не сотворите.

– Ну что же, цыган. Сроку мы тебе даём, пока полная Луна два раза не осветит наш лес. Залог ты нам оставляешь хороший, и если в срок не вернёшься, лютые мучения ждут твою семью – даже не сказал, а прошипел Чёрт рогатый. 

А Вэшитко уже начал рассказывать про Птицу Счастья:

– Испокон веков, когда ещё в лесах даже не пахло человеческим духом, доходили слухи до жителей лесных, что далеко в индийских лесах, где правит Бог Вишну, есть храм под названием Падманабхасвами. В этом храме семь комнат. Каждая комната заперта тайными, волшебными замками, и открыть их можно лишь одержав победу в борьбе с дикими тварями, что охраняют их, а особенно это относится к последней, седьмой комнате. В седьмой комнате находится железный сундук, в сундуке находится чёрная курица. 

Если сундук открыть, чёрная курица снесёт два яйца. Яйца не простые, дарящие или забирающие жизнь. Если не угадаешь, тотчас умрёшь смертью безвременной, а если угадаешь и разобьёшь нужное яйцо, появится птица Чарана. Птица Чарана быстро начнёт расти и снесёт два яйца. Вот в каком-то из этих яиц и находится птица Чирикли-бахтали. Никто на земле, да и сами мы никогда Птицу Счастья не видели, и как она выглядит, мы не знаем. 

Ну вот и всё, цыган! Давай, поторапливайся, чем быстрее обернёшься, тем лучше для тебя. А теперь поспешим к твоей семье, попрощаешься и в дорогу.

Когда цыган, леший да чёрт подходили к стоянке, на которой он оставил семью, вся лужайка была обнесена высоким забором из стволов деревьев. Загоревал цыган, обнял жену Зору да детей и присел с ними у огня, заметив, что на огне стоит котелок, а в котелке варится острый суп цыганский, с зайчатиной. 

Леший-Вэшитко же и чёрт Бэнг, остались за забором, очень боялись они света от костра цыганского. Делать нечего, рассказал цыган жене без утайки, как было дело. Тут его жена Зора и говорит:

– Мы здесь в плену у нечисти, и нам из этого плена не выбраться. Наша свобода зависит только от тебя. Но дам тебе совет. У нас в роду эта легенда хорошо известна. И храм этот находится недалеко от стойбища, где проживал когда-то род наш, в месте, где небольшая река Цы впадает в великий Ганг. 

Ну, вот, когда птица Чарана снесёт два яйца, ты забирай оба, потому что в одном яйце птица Чириклю-бахтали, а в другом – птица, приносящая несчастье, Чириклю-жумгалию. Раз нечисть не знает, как выглядит нужная им птица, ты и отдашь им Чириклю-жумгалию, и они получат только беду и несчастье на свои уродливые головы и свою злодейскую армию. А Птица Счастья Чириклю-бахтали нам с тобой и самим пригодится. Но не забывай, войти в храм может только человек с добрым сердцем. 

Так они ещё немного поговорили, и цыган грустно попрощался с семьёй. Взял коня из упряжи своей кибитки, только и успела румны крикнуть ему в догонку – «Скачи как ветер и возвращайся живым!» – а его уже и след простыл. 

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Скачет Ром Ману – только ветер в ушах свистит. Останавливается, чтобы напоить коня и снова летит со скоростью дикой лани. Много дней и ночей скакал так цыган, пока вдалеке не показались джунгли. В лесных дебрях царства Индии на лошади не разгонишься – пришлось цыгану слезть со спины своего уставшего верного друга и пробираться дальше пешком, а коня верного оставить пастись на вольных лугах.

Долго ли, много ли прошёл цыган, счёт времени он потерял и заблудился в непроходимых зарослях джунглей. Сидит и горюет. Вдруг слышит – то ли рычание какое, то ли жалобный писк котёнка. Делать нечего, решил посмотреть, что же такое происходит где-то недалеко от того места, где он присел отдохнуть. Раздвигает он кусты и видит на опушке глубокая яма, вокруг неё ходит царь джунглей – тигр – и издаёт жалобный рык, а из ямы в ответ слышится писк, как будто кошка мяукает. Видит цыган, отступать поздно, да и тигр уже заметил его. И тут произошло невероятное, тигр заговорил человеческим голосом: 

– Не бойся меня, брат-цыган, не причиню я тебе вреда, а даже помогу. Только и ты помоги вызволить из беды, достать из охотничьей ямы моего сына-тигрёнка. 

Вынул цыган свой нож и начал готовить длинные жерди. Затем связал их своим поясом и готовый настил опустил в яму. По такому мостику – не нужно было долго ждать – из ямы выскочил тигрёнок. И так он был счастлив, что кружился вокруг отца-тигра да цыгана, всё время стараясь их лизнуть. Что ж, дело было сделано, и тигр попросил рассказать, что же привело Рома в такую глушь. Пришлось цыгану, без утайки, всё рассказать. После короткого рассказа они ещё долго молчали. 

– В непростую ситуацию попал ты, цыган – сказал тигр – знакома мне эта нечисть, потому что и у нас её тоже хватает, но мы, звери лесные, даём им отпор. И храм этот я знаю где находится. И раз уж обещал, помогу. Садись-ка мне на спину да держись покрепче.

Сел цыган на тигра, схватился крепко за его шкуру и не успел опомнится, как кусты и деревья замелькали перед глазами да треск сучьев оставался далеко позади. День и ночь огромными прыжками преодолевал тигр расстояние, которое цыган и за десять дней бы не прошёл. Вдруг тигр так резко остановился, что цыган слетел с него кубарем. 

– Всё, прибыли – сказал тигр – иди вперёд. У тебя времени очень мало. Раз уж я взялся, помогу тебе до конца и буду ждать тебя здесь один день и одну ночь. Если не вернёшься, я буду знать, что ты погиб. Если вернёшься в этот срок, ещё успеешь спасти свою семью. Самое главное – будь на чеку, помни, зачем ты взялся за это дело и ничего не бойся.

Затянув покрепче пояс и взяв в руки нож, своё единственное оружие, двинулся цыган навстречу своей судьбе. Действительно, за небольшим бамбуковым лесом, открылся ему храм невиданной красоты. Все двери храма были железные, и каждую дверь охраняла огромная змея. Но сила надежды и веры в то, что нужно спасти семью, находящуюся в плену у нечисти лесной, придавала ему отваги и силы нечеловеческой. 

Долго бился цыган со змеями, пока не оказался у последней, седьмой двери. Эту дверь никто не охранял, но она единственная была заперта, и что бы цыган не делал, дверь не поддавалась. Отчаявшись, цыган сел у двери и заплакал. И тут показался ему образ его жены Зоры, которая повторила слова, сказанные у костра – «Войти туда может только человек с добрым сердцем!» 

Цыган встал и ещё раз внимательно осмотрел дверь На двери он заметил две вмятины, напоминающие ладони человека. Помоги, Дэвалэ! – сказал Ром и положил свои ладони в эти выемки. Дверь заскрипела и отворилась. 

Дальше было страшно и таинственно, и всё волшебство происходило точно так, как рассказывала ему его румны. В седьмой комнате стоял железный сундук. Цыган крышку сундука открыл, а в сундуке увидел чёрную курицу. Чёрная курица снесла два яйца. Ждать было некогда, и цыган, закрыв глаза, схватил первое попавшееся яйцо. И, о чудо, появилась птица Чарана. Цыган только успел отскочить в сторону, как птица Чарана быстро начала расти и снесла ещё два яйца. 

Цыган схватил эти два яйца и больше не стал ждать неожиданных подарков судьбы, быстро ринулся к выходу. Выбежав из храма, цыган на миг задумался, как же он разберёт, в каком яйце какая птица. Но сразу заметил, что одно яйцо сияет разноцветными красками, а второе – почти чёрное. Радости его не было предела, и он поспешил к другу-тигру. 

– Я знал, что у тебя всё получится, и добро в конце концов всегда побеждает зло. А теперь заверни аккуратно яйца в свой пояс, садись ко мне на спину и в путь. Дорога у тебя впереди ещё долгая, нужно торопиться – сказал тигр. 

Тигр был царем этих джунглей, и все звери прокладывали им путь и сопровождали, пока тигр и цыган не вышли из леса в степь. 

Ну, прощай, цыган, спасибо, что спас моего сына – принца этих джунглей. Жизнь штука сложная, может, ещё увидимся – сказал тигр. 

Спасибо тебе, император индийских лесов – ответил цыган – без тебя у меня бы ничего не получилось. Цыган потрепал тигрёнка по загривку, тот в ответ его лизнул, и цыган, не оборачиваясь, направился в путь. 

Выйдя в открытую степь Ром свистнул что есть мочи, и не улеглось ещё эхо от его свиста, как он услышал цоканье и топот копыт своего коня. Обняв вороного и вскочив в седло, цыган быстрее ветра помчался на встречу к своей семье и к тому злу, которое его ожидало, чтобы совершить обмен. 

Дни и ночи пролетали незаметно, но конь его летел как ветер, и даже степные волки не могли догнать цыганское счастье и радость. И вот, сначала показался тёмный лес, а затем и высокий забор из деревьев. Но цыган объехал вокруг забора много раз, а входа не нашёл. Он и свистел, и кричал, но в ответ только кривые чёрные деревья скрипели да ветер завывал в их кронах. 

Что же делать, подумал цыган и понял, – ещё солнце не зашло, и эти злыдни боятся показаться из леса. Но почему же молчит семья? Так цыган простоял, пока солнце не закатилось за горизонт. Вот тут и появилось истинное зло, страшные и коварные Вэшитко – леший, да чёрт-Бэнг рогэнца. 

– Ну, что, цыган, привёз Птицу Счастья Чириклю-бахтали? – спрашивают, а самих аж трясёт.

– Привёз! – сказал цыган – а где семья моя? Если что, я раздавлю яйцо вместе с птицей, и будь что будет! Сперва я хочу видеть свою семью!

– Ну что же, это можно – сказал Бэнг и с быстротой молнии обежал забор. Только он встал около цыгана, забор исчез. На опушке к деревянному столбу были привязаны жена и дети и от изнеможения они уже не могли даже говорить. 

Хоть рассудок у возмущённого цыгана начал мутиться, он всё-таки собрал последние силы и со словами "расчёт есть расчёт" передал в руки лешего тёмное яйцо. Вот, берите и уходите. В лесу тихонько стукните по яйцу, оно и раскроется, и будет вам счастье и радость на многие века. 

– Ночь долгая, никуда ты от нас не денешься – сказал Вэшитко. 

Они схватили яйцо и побежали в лес. Цыган слез с коня, подошёл к столбу на опушке и начал развязывать тугие верёвки. Зло есть зло, оно и тут его обмануло – верёвки не развязывались. Через некоторое время, в лесу засвистел ветер, и лес стал чёрный, как будто разом исчезли и солнце, и луна, и звёзды. Поднялся вой и гам, шум которых приближался всё ближе и ближе. Цыган понял, что это родилась птица, приносящая несчастье, Чириклю-жумгалию, а взбесившееся зло спешит разобраться с ним и с его семьёй. 

И тут он вспомнил про второе яйцо, вытащил его и постучал несколько раз. Он, конечно, не ожидал того, что произошло потом. И хоть темнота уже окружала его, в этот момент из второго яйца выпорхнула птица, несравненная по красоте ни с одним Божьим созданием. Это больше была не птица, а нестерпимо яркий свет, переливающийся всеми цветами радуги. Свет стал увеличиваться, вытесняя тьму и вскоре озарил всё небо, всё вокруг и даже лес, в котором зло и вся нечисть просто испарились. Птица Счастья Чириклю-бахтали поднялась высоко в небо и летала до тех пор, пока не взошло солнце, с которым они слились воедино, как два символа света, добра и любви. 

Верёвки, связывающие его жену и детей, также попросту испарились, и все бросились обнимать и целовать друг друга. Цыган Ману запряг лошадей, усадил свою семью в кибитку, сел привычно на козлы и тронулся в путь. 

И с этого дня удача всегда была рядом с ним, и чем бы цыган не занялся, и чтобы он не захотел, у него всегда всё получалось. Долго жил цыган Ром Ману, и сам был счастлив, и всю жизнь дарил счастье людям. И нет-нет да вспоминал волшебное сияние птицы Чириклю-бахтали и слова тигра – «Добро в конце концов всегда побеждает зло!».

Тут и сказке конец, а кто слушал…..!

0 коммент.:

Отправить комментарий

Прошу поддержать развитие сайта

Поделитесь в сети!